Растения рядом с человеком

Человек по-доброму относится к растению. И растение несет человеку только добро. Правда, случаются изредка неурядицы между ними, но никогда не доходят до глубокой распри. Какая у них причина? Обычно пересечение экологических интересов. Чаще всего растению приходится уступить. И не всегда отнятый у него кусочек земли становится после этого краше.

 

Растения

 

Растения рядом с человеком

Будьте как лилии полевые — так заповедала древняя мудрость. И этот завет повторен во многих культурах. Но почему человек возымел духовную ревность к растению? Почему он увидел нравственную опору в нем?

С давних времен людское наитие ощущает в растении доброе начало. Уважительное отношение к растению сочетается с особой умиленностыо, сочувствием. Прозябание — так когда-то называли растение на Руси. Много оттенков играет в этом забытом слове.

 

 

Тут все: и сознание того, как бесхитростно растение, и милосердное понимание его забот, и явное очеловечивание его облика. Трава проста и безропотна. Она ложится под нашими косами, она сминается нашими сапогами и колесами, она редко когда ответит на незаслуженную обиду. Да и что это за ответ: ожог крапивы, укол чертополоха! Оборона этих растений мудра и прекрасна.

 

растения фото
Чертополох

 

Но ведь нелепо принимать ее как вызов. И эти смелые растения, теряющиеся в сонме совсем беззащитных собратьев, для человека не угроза. Им достается больше всего. Оружие в виде колючек растения обрели задолго до появления человека. Увы, природа очень редко заботится о собственной защите.

Древние узрели в траве некое нравственное преимущество перед человеком. Сказано об этом тонко, с образной условностью: не отождествляйся с лилиями, а в чем-то бери у них пример и урок. Что же имело в виду метафорическое наставление?

В отличие от людей, травы бессуетны. Они знают свое единственное место под солнцем и никогда не покидают его ради миражных посулов. У них нет больших запросов — из обитателей Земли они самые скромные. Всегда довольствуясь малым, они отдают другим все, что только могут отдать. Конечно, непритязательность трав и по сей день может быть человеку примером.

 

 

Как никогда резко мы осознаем сейчас в эпоху экологического кризиса, что главное в растении, что отличает его от нас. Растения — автотрофы (организмы, синтезирующие органические вещества). Солнечный свет, простейшие соли, чистая вода. Вот из чего они созидают себя, свои стебли, листья, цветы.

Из простого растение строит сложное. Этим и живет, ничего в непосредственном виде не забирая у других существ, этим и славится. Это занимательный вектор: от простого к сложному.

Конечно, человек тоже создает организованность. И это великая организованность! Несть ей числа за все взлеты человеческой культуры. В этом смысле людской вектор тоже повернут в сторону сложности. Но вот какое тут есть противоречие.

Да, люди созидают организованность. Но берут для этого готовые блоки у природы. И не было еще случая, чтобы взятый материал мы вернули назад в таком же виде: мы вносим в него деструкцию и хаос, мы неизбежно упрощаем его. Здесь ничего не поделаешь. Это — физика, это — термодинамика.

 

 

И все же человек упрямо мечтает об ином типе отношений с природой. Эти мечты зародились давно. Человек бессонно думал о вечном двигателе; об инверсии энергии; о безэнтропийной технике; даже о превращении хода времени в рабочую силу.

Как создается шкала этических оценок? Прежде всего ее вырабатывает социальный опыт. Но правы были и древние греки, говоря, что корни добра уходят в природу. Природа сознательно не руководствуется этическими критериями. Однако ее действия объективно оказываются добрыми. Это — основа нашей этики, ее глубинные истоки.

Что же является этичным на единой оценочной шкале природы и человека? Первым постулатом такой обобщенной космической этики будет примат порядка над беспорядком, антиэнтропии над энтропией. Этично созидать, наступать на хаос, на силы распада. Этично быть строителем Космоса — увеличивать его гармонию и организованность. И растения являются такими строителями.

Более того: на нашей Земле они первенствуют в своих добрых усилиях. Занятые ими огромные участки планеты отличаются пониженной энтропией. Мы хорошо чувствуем себя среди лугов и полей, в лесах и степях. Это гармоничные экосистемы, это прекрасные ландшафты.

Растения обладают великим даром превращать созданную нами энтропию снова в порядок. Они поглощают самые разнообразные шлаки цивилизации, — и возвращают ей в этом грандиозном обмене наичистейший кислород.

Растения преданы небу. Они сделали очень много для того, чтобы небеса были прозрачными, чистыми. Цветы растений часто имеют небесную окраску. Причем они передают всю гамму небосвода. Фиолетовые, лиловые, сапфирные, синие, бирюзовые, голубые венчики.

Здесь растения как бы запечатлевают красоту неба. Многие цветы имеют зоревые оттенки. Как разнообразна в час восхода палитра неба. И венчики некоторых растений с мастерством передают это колористическое богатство.

В растении гармонически взаимодействуют два противоположных начала: гелиотропизм — порыв в световую высь и геотропизм — память земных начал. Растение одновременно движется по двум направлениям земного радиуса: в глубину планеты и ввысь, в космос, — в этой двунаправленности и обретает оно свою особую значимость.

За чертой непосредственного эстетического восприятия находятся корни растения. Между тем их морфологическое разнообразие достойно удивления. Главное в корнях растений — это их ставший символическим смысл.

Корни — как якоря растения, корни — как сваи растения. Это для всех хорошо: иметь прочные корни. Растение привязано к своему месту. В наш скоростной век мы очень ценим подвижность, мобильность. А ведь в давние времена большинство людей жили как растения. Они редко покидали свой кусок земли, в который вкладывали себя без остатка.

Между растениями есть состязание за место под солнцем. Но удивительная вещь: в этом состязании есть некая упорядоченность — даже такт.

Не будем поверхностно глядеть на сложные взаимоотношения трав между собой. Разве гусиный лук не получил возможность отцвести на полном приволье? Большие травы выпустили вперед маленькую. Растительный биоценоз полон внутренней динамики. Но в целом это гармонизированная система.

Травы хороши в своем окружении — рядом со своими извечными соседями. Среди купальниц всегда увидишь россыпь золотистого лютика. А как естественно созвучье льнянки и смолки! Травостой весь состоит из таких чудесных сочетаний. Конечно же, они гармоничны, иначе бы давно распались, перестали существовать.

Русские ученые Кесслер и Кропоткин показали огромную роль в эволюции факторов взаимопомощи. Имеется ли взаимопомощь у растений? Если это понятие толковать расширенно, охватив им и явление симбиоза, то растения здесь дают потрясающие примеры.

Вспомним симбиоз водоросли и гриба в структуре лишайников или изумительную дружбу грибов и деревьев. Многие формы симбиоза еще не открыты. Некоторые травы всегда держатся вместе. Быть может, они тоже являются симбиотическим содружеством? Нельзя исключить, что вся фитосфера стала гигантской симбиотической системой.

Интересно отношение растений к своим вьющимся собратьям: хмель, вьюнок — они создают немалые дополнительные нагрузки у своих опорных растений. Однако те без ропота принимают дополнительную заботу. Посмотрите на крепление листьев к стеблю: тут все продумано так, чтобы они не затеняли друг друга. Лист всегда расположится с таким расчетом, что световой поток будет падать и на соседний лист.

Растение само по себе является сложной системой. Стебель, листья, прилистники, цветы — все это элементы одного большого комплекса. Надо к каждому подвести воду, обеспечить солями, светом. Части у растений достаточно индивидуальны. Не случайно они иногда могут давать начало новым целым растениям: сунешь в сырой песок черешок с листом — и он исподволь станет самостоятельной особью. Иной раз и одной почки достаточно для этого.

Любимое растение Гете — бриофиллюм. Края его листьев унизаны своеобразными маленькими листочками: падая на землю, они дают жизнь новым особям. Необычную функцию взял на себя лист бриофиллюма.

Однако в принципе аналогичные способности заложены в каждом растении. Только у бриофиллюма они выразились наглядно и ярко. Растение словно хочет сказать, что оно несет в себе мириады подобий. Каждая частичка его готова развернуться в новый организм. Это удивительно.

И это дает право сказать: растение устроено диалектично. И это его устроение имеет глубокий этический смысл.

Однако проследим дальше альтруистические начала в самой структуре растения. Соцветие. Это ведь тоже вдохновляющий феномен. Разнообразна архитектура соцветий. Но всегда она подчинена принципам общежительства. Кисть, завиток, колос, початок, метелка, щиток, зонтик, корзинка, развилка. Это все названия основных форм соцветий. Элементы объединяются в целое, и у растений есть много путей для этого.

Было бы интересно проследить за путем эволюционного формирования соцветий. Наверно, ботаникам в будущем удастся сделать это. Но общие тенденции не трудно наметить и сейчас. По всей вероятности, соцветие начинается с парного соединения цветов. Как если бы два путника вышли с включенными фонариками в дальний путь. Так идут по жизни марьянники, шлемники и физалис. Так светит в лесах весенняя жимолость.

 

Растение жимолость
Жимолость

 

Следующим шагом будет соединение цветов в кольцо. Тут уже получается круговой обзор — растение излучает во все стороны. Примером растения с такой кольцевой мутовкой может быть чистец.

А дальше пути для формообразования соцветий очень разнообразны. Но во всех формах неукоснительно соблюдаются замечательные правила общежития. Это — равенство, это — взаимная поддержка. Цветы в соцветии всегда расположены так, что к ним одинаково удобен доступ насекомых.

 

 

Иногда соцветия похожи на плотно населенные городки. Эта скученность является своеобразной формой взаимной поддержки: при таком сближении цветы становятся более заметными. Соцветие часто превращается в одно ярко выделенное информационное пятно. И нередко эти пятна в свою очередь тоже сближаются, например, пижма и таволга.

 

Пимжма

 

В соцветии может наблюдаться интереснейшее распределение обязанностей, например, щиток соцветия калины: по краю у него идут яркие венчики. У этих цветов нет органов размножения, их задача чисто информационная: очертить белой ретушью соцветие, сделать его более заметным.

Аналогичное разделение труда произошло и в других соцветиях: венчики-информаторы есть у зонтичных, ворсянковых, сложноцветных. Свидетельствует ли это об эволюционной преемственности между ними? Вовсе не обязательно. Скорее всего это типичная конвергенция. Она говорит о логической законосообразности происходящих в соцветии преобразований.

Наиболее полная консолидация цветов достигнута в семействах ворсянковых и сложноцветных. Вот короставник, представитель ворсянковых. А это ястребинка, представительница сложноцветных. Между их соцветиями немало сходного. На общем диске располагаются отдельные цветы. Это один из совершеннейших планов соцветия. Не случайно он реализуется у разных растений.

Ольха хорошо подготовлена для посредничества ветра. Тут много тонких приспособлений — и все они впечатляют: эта продуваемость сережек, этот их свободный подвес, это обилие и изумительная легкость пыльцы. Другие растения используют иные каналы связи. Для переноса «писем» широко используются птицы, звери, насекомые. Вся биосфера содействует связи растений друг с другом.

 

 

Роль доброго начала в эволюции надо оценивать без идеализации. Природа знает и другое: хищничество, убийство, страх. Природа — разнообразна. Населяющие ее существа руководствуются разными жизненными принципами. Человечество еще очень нескоро откажется от убийства животных.

Но в перспективе такой отказ весьма вероятен. Он будет свидетельствовать об этической зрелости ноосферы. Опыт Индии здесь будет высоким нравственным примером. Биосфера нам тоже дает интересную модель: энергетика растений не требует убиения других существ.

Правда, тут есть одно интересное исключение: насекомоядные растения. Из прозрачного капкана-мережи пузырчатки можно извлечь целую коллекцию мелких водных беспозвоночных. Нарушают ли эти растения этический устав растений? Несомненно.

Они перестали быть только автотрофами и фактически пополнили число гетеротрофов. Это радикальное изменение всей организации растения. Вызвано оно трудными условиями жизни. Уникальное переключение. Вот свидетельство невероятной приспособляемости растений. Восхищая, оно тем не менее и настораживает.

А что, если все растения на планете станут гетеротрофами? При экологическом истощении планеты такие тенденции вполне могут наметиться. Это было бы трагическое явление для природы. А для человека еще и нравственной потерей: ведь в растении он искони видит образ миролюбия.

По всей вероятности, полный отказ растения от автотрофности невозможен: и росянка, и пузырчатка не потеряли способность к фотосинтезу. При чистой гетеротрофии растение фактически уже перестает быть растением. Мыслимо ли такое перерождение? Очевидно, да. Ведь оно частично уже наметилось у некоторых видов.

А что будет, если подобный процесс станет массовым? Конечно, этот вопрос очень абстрактный — и реальная обстановка в биосфере пока не дает повода для его постановки. Однако мы должны подумать и о самых немыслимых, самых невероятных последствиях экологического кризиса.

И росянка, и пузырчатка — это как бы предупреждение со стороны природы: в борьбе за жизнь растение может отказаться от своей планетарной миссии — и фактически, в аспекте изменившейся энергетики, перейти в стан животных. Перенесла бы планета такой урон? Навряд ли.

Уроки природы небесполезны для нас. Быть может, мы когда-нибудь глубоко усвоим их — и кое-что изменим в себе, в характере своей деятельности.

Про цветы для клумбы читайте здесь.

 

Загрузка...

Добавить комментарий